Москва лечит всю Россию

Алексей Хрипун: Любому гражданину страны в столице окажут медицинскую помощь бесплатно.


Может ли человек из любого региона бесплатно лечиться в московских медицинских учреждениях? В каких случаях в столице оказывают дорогостоящую высокотехнологическую помощь в рамках ОМС? Сколько дней приходится ждать записи к врачу? Когда надо начинать вакцинироваться от гриппа? Что такое «Бережливая поликлиника»? Об этом и многом другом обозреватель «РГ» побеседовал с руководителем департамента здравоохранения Москвы профессором Алексеем Хрипуном.

Алексей Иванович, предполагается, что при наличии полиса ОМС человек из любого региона, из любого города может лечиться в московских медицинских учреждениях. Подчеркиваю: учреждениях не федерального подчинения, а городского.

Алексей Хрипун: Почему предполагается? Так было решено еще тогда, когда принимали федеральный закон об обязательном медицинском страховании. Согласно ему любой гражданин России может лечиться в любом медицинском учреждении, подчиненном городу, а не только в федеральном центре. Наберите в любом поисковике «Москва — столица здоровья». Кликните и попадете на сайт этого проекта. Он сделан для того, чтобы сопровождать любого гражданина РФ в получении медицинской помощи в Москве. Нужно зайти на сайт, набрать по номеру телефона колл-центр и получить полную информацию. С вами установят контакт и сделают все, чтобы помочь найти нужного специалиста, нужную больницу. Вам окажут помощь в полном объеме и бесплатно.

Тогда объясните мне, почему, когда обращаюсь в московское лечебное учреждение с просьбой о проведении обследования, лечения, меня спрашивают: есть ли у соискателя помощи московская прописка. Если нет, то рекомендуют лечиться за деньги. И уже заодно, Алексей Иванович. Часто в государственных учреждениях, прежде всего в поликлиниках, пациенту при назначении анализов, тем более МРТ, КТ, говорят: «Это вам сделают в частном лечебном учреждении за деньги». Вам не кажется, что мы постепенно переходим на платную медицину?

Алексей Хрипун: Мне не только не кажется, что мы переходим на платную медицину, но, наоборот, я считаю, что спектр бесплатных услуг для граждан РФ, их набор, сложность и ресурсоемкость увеличиваются. И вопрос о наличии или отсутствии у пациента прописки в Москве — правильный вопрос, если речь идет о помощи психиатрической, наркологической, когда у пациента туберкулез, когда необходима трансплантация органа. То есть когда медпомощь обеспечивается из бюджета Москвы. И не очень актуально, если вопрос о московской прописке задают в поликлинике. Человек может по московскому полису ОМС (а его можно получить взамен имеющегося другого регионального полиса) прикрепиться к этой поликлинике и пройти обследование любой сложности бесплатно. Мало того: если ситуация экстренная, то в поликлинике ему помогут. А потом два территориальных страховых фонда — московский и региональный — осуществят расчеты между собой. А пациент об этом даже и не узнает. Бывают ситуации, когда медицинская помощь в государственном учреждении может оказываться на платной основе. Объем такой помощи, например, в московских поликлиниках, составляет всего 4 процента от общего объема финансирования учреждения.

— То есть вы хотите сказать, что московские учреждения принимали и будут впредь принимать всех, у кого есть полис ОМС?

Алексей Хрипун: Совершенно верно. Но есть один нюанс. Он касается оказания дорогостоящих высокотехнологичных методов медицинской помощи. В этих случаях пациент должен приехать в Москву с направлением из местного органа исполнительной власти. Потому что только это гарантирует оплату предоставления такой помощи. Но если больному требуется помочь экстренно, например, при остром коронарном синдроме, когда «скорая» привозит его в московскую городскую больницу и ему выполняют коронарографию, устанавливают в коронарную артерию стенты, предотвращают инфаркт, то все это делается для больного бесплатно, в рамках ОМС. Или человек ломает шейку бедра. Ему в Москве выполняют эндопротезирование тазобедренного сустава тоже бесплатно.

Такая радужная картина. Очень хочется в это верить. Попробую поверить. Тем более что московские больницы, такие как Боткинская, Первая градская, институт Склифосовского, 62-я, 67-я, 57-я, дадут фору федеральным центрам по высоким технологиям, по качеству работы, по умению выхаживать самых тяжелых.

Алексей Хрипун: Вы говорите, что дадут фору только федеральным центрам? А я скажу, что и европейским тоже.

Если это так, то почему мы направляем больных, особенно детей, на лечение в зарубежные клиники? И я практически не могу привести пример, чтобы на такое лечение направляли к нам.

Алексей Хрипун: Мы — правительство Москвы, департамент здравоохранения — не направляем москвичей на лечение за границей. Потому что нет такого метода лечения в мире, который не был бы внедрен в практику наших городских клиник. Мало того, у нас тоже учатся тому, как лечить людей. Например: пару недель назад в Московском научно-клиническом центре прошел мастер-класс для молодых европейских коллег, которые приехали в Москву поучиться. Еще один пример. Доктор Пушкарь Дмитрий Юрьевич ведет мастер-класс в интернет-пространстве. Таких примеров много. Мы готовы к тому, чтобы иностранные граждане приезжали на лечение в Москву. Граждане СНГ это делают на регулярной основе.

Алексей Иванович! Теперь обычно говорят не о медицинской помощи, а о медицинских услугах. Согласитесь, в этом есть некое небрежение к помощи, неуважение к ней.

Алексей Хрипун: Согласен. Поскольку всегда на ум приходят другие услуги — бытовые, например. Но на официальном языке, экономическом, правовом. Что мы увидим в наших законах, 323-м, например? Там написано, что медицинская помощь является сочетанием или комплексом оказанных медицинских услуг: Лабораторная диагностика, хирургическая операция — это все услуги. Набор услуг и составляет медицинскую помощь. В том же законе написано, что медицинская услуга, в свою очередь, является комплексом медицинских вмешательств. При этом надо понимать, что вмешательство не обязательно хирургическое. Оно может быть интеллектуальное, например, назначение лекарственного препарата. Хотелось бы, чтобы наши граждане, москвичи не считали медицинскую помощь услугой, а считали ее помощью. Но формальная терминология позволяет употреблять такие слова.

Грипп на пороге

В Москве началась вакцинация против гриппа. Не рано? Вакцина есть? Где, как будут прививать? Кто в группе риска? Тем, кто недавно переболел гриппом, надо вакцинироваться?

Алексей Хрипун: Не рано. Для формирования специфического иммунитета на определенный антиген требуется время. Прибавим к сегодняшним дням 2-3 недели. Получим прохладную сырую погоду в Москве, когда может начаться сезонный подъем заболеваемости ОРВИ. Тем более с учетом нынешнего капризного лета. Существует три основных типа вируса гриппа. Причем все они имеют свойство быстро изменяться. Поэтому человек, который переболел одним типом вируса гриппа, может заболеть другим. Скажем, если в прошлом году кто-то переболел гриппом, то этот вирус мог видоизмениться, он просто может быть другим. А вакцина противогриппозная содержит несколько компонентов — это инактивированный продукт, который точно предохранит от гриппа. Вакцина в городе есть, ее хватит точно. В прошлом году привили больше 4 миллионов человек, почти половину населения, если брать в расчет постоянно проживающих граждан. В этом году собираемся увеличить количество вакцинированных. Я лично от гриппа прививаюсь каждый год. В начале сентября обязательно это сделаю. Призываю вас и читателей «РГ» сделать то же самое. Чем быстрее, тем лучше.

Кто в группе риска? Те, кому больше 65 лет, кто страдает хроническими заболеваниям, у кого ослаблен иммунитет, подвержен простуде. Это, конечно, дети, беременные. Те, кто в контакте с большим количеством людей — врачи, сфера обслуживания, военные и так далее. Прививки делаются в поликлиниках, в мобильных прививочных пунктах у станций метро. Задействованы мобильные бригады, которые могут приехать — в трудовые коллективы, школы.

Как учить на главного?

Москва взялась за подготовку главных врачей. С чем это связано? По-вашему, важно, чтобы главный врач был врачом по профессии? Или в наше время можно руководителем лечебного учреждения назначать менеджера? Кто, где будет готовить главных врачей? Кто станет оценивать качество подготовки?

Алексей Хрипун: Все шесть лет модернизации здравоохранения в Москве мы наращиваем наш кадровый потенциал, уделяем особое внимание профессиональному уровню руководителей медицинских организаций. Их состав, например, помолодел на семь лет. Четверть из них прошли обучение в университете управления правительства Москвы, в том числе по MBA (MASTER of BUSINESS AFFAIRS). Столько же прошли стажировку за рубежом. Примерно пятая часть продолжает учиться в этом университете. Но этого недостаточно. Здравоохранение развивается стремительно во всем мире, и в Москве, конечно, тоже. Приходит столько всего нового! Не говоря уж о технологиях, методах лечения. Все это предъявляет новые требования к руководителям. Только не поймите так, что мы собираемся завтра всех поменять. Напротив, мы очень дорожим лучшими руководителями. Чтобы кого-то учить, нужно иметь способных к обучению и последующей работе людей. Вы удивитесь, но мы сейчас ищем не тех, кто будет учить, а тех, кто будет учиться. Потому что не все способны воспринять новое и соответствовать новым требованиям. Мы запустили проект «Лидер.мед». Сейчас в Интернете на сайте департамента здравоохранения есть специальная страница, посвященная соискателям этого проекта. Хотим создать кадровый резерв в количестве примерно 300 человек. Это будут люди, которых мы станем учить. И которые в конечном итоге будут возглавлять наши лечебные учреждения. Международный опыт показывает, что для формирования такого количества претендентов на образование нужно изучить не менее 5 тысяч анкет претендентов. Мы это и собираемся сделать.

Кто должен быть во главе — врач или менеджер?.. Эта дискуссия продолжается не один год и не одно десятилетие. Я убежден, что руководить медорганизацией должен врач, имеющий знания и навыки в области экономики, права, менеджмента, социологии, психологии и так далее. Всему этому мы и будем учить наших претендентов в университете управления города. Москвы. Оценивать будет комиссия университета.

На ваш взгляд, оправданно деление медучреждений на федеральные, муниципальные, городские, районные и так далее? Тем более что сейчас появилась информация об отказе от ведомственных медучреждений, передаче их в минздрав, а то и выставленных на продажу.

Алексей Хрипун: Не могу комментировать структурные изменения в этой сфере на федеральном уровне. Я не отвечаю за это. Разделение клиник на больницы федерального, ведомственного, областного, городского, районного подчинения, очевидно, связано с разными функциями. Областные, городские — это определенный высокий уровень оказания медпомощи. Районные — это другой уровень ее оказания. Поэтому по функционалу исторически так все и сложилось.

Кого лечит «Бережливая поликлиника»?

Одно время в порядке оптимизации появились «родильные дома, благосклонные к ребенку». Как будто роддома могут быть к ребенку не благосклонны. Появился проект «Доктор рядом», когда чуть ли не в каждом подъезде должен быть медик. Последнее новшество «Бережливая поликлиника»! Объясните мне, что такое «Бережливая поликлиника»?

Алексей Хрипун: По-видимому, имеется в виду эффективность работы поликлиники. Это как все здравоохранение, которое должно быть компактным, с эффективной экономикой. То есть бережливым, когда оптимальными ресурсами можно выполнять необходимые задачи.

В Москве есть бережливые поликлиники?

Алексей Хрипун: Мы этим вопросом занимаемся три года — совершенствованием работы поликлиники, прежде всего первичного звена. Например, мы приходим в кабинеты участковых врачей, анализируем, как проходит прием, где лежат медицинские инструменты, документы, куда подходит пациент, кто с ним начинает разговор. Как реально протекает прием. Выстраиваем такую схему работы медперсонала в кабинете, которая является оптимальной, позволяет в определенное время решить максимум вопросов. Это не мы придумали. Эти технологии придуманы давно. И мы их внедряем. А «Доктор рядом» инвестиционный проект, инициированный правительством Москвы. Есть список участников конкурса и победителей, которые открыли 42 клиники.

В одной из крупнейших больниц Москвы жену не пустили к тяжелобольному мужу в реанимацию. Хотя по закону положено в реанимацию пускать.

Алексей Хрипун: Не правильно поступили. Должны были пустить. Объяснить нормы поведения, форму одежды, рассказать, что ожидает человека в реанимации. Ведь там он увидит не обычную атмосферу, и он должен быть к ней готов. Обеспечить доступ к родному человеку обязаны.

И Важно, чтобы лучшие больницы Москвы определял не руководитель Департамента здравоохранения, а жители, пациенты. Потому что больницы работают для них. Мы уже не первый год создаем систему отзывов, которая позволяет рейтинговать больницы по степени популярности, на основании отзывов самих пациентов. Судя по этим отзывам, впереди 30 многопрофильных больничных комплексов, мощных, достойных, сильных.

Очередь к врачу уходит в прошлое

Что вас радует, что огорчает в работе Московской службы здоровья? Москва может служить эталоном службы? Оправданно москвичу искать помощь за рубежом?

Алексей Хрипун: Начну ответ с последнего вопроса. Убежден, москвичу искать помощь за рубежом не нужно. Да и не только москвичу. Что касается эталона, то повторюсь: московское здравоохранение сегодня по своему уровню сопоставимо с лучшими мировыми стандартами. Но пределов совершенству нет. Поэтому мы хотим развиваться, делаем это. Радует то, что московское здравоохранение, как это и было задумано в начале модернизации, стало компактным, технологичным, эффективным, результативным. Огорчает то, что нашей главной проблемой сегодня является необходимость повышения профессионального уровня медработников. У нас много звезд, прекрасных специалистов. Понимаю, что все не могут быть такими. Но быть на уровне современных требований медпомощи обязаны все наши коллеги. Да, результаты хорошие. Например, количество больных, которые умирают от инфарктов, сократилось в три раза. Объемы оказания высокой медицинской помощи увеличились в четыре раза. Возможность записаться на прием к терапевту или педиатру на сегодня, завтра и послезавтра имеют 98 процентов граждан. Количество тех, кто ждет приема под дверью врача свыше 20-40 минут уменьшилось в четыре раза. Это все радует. Но не все москвичи довольны, и это огорчает.

Даже в самых продвинутых по медпомощи странах большинство не довольно ее качеством. Потому что медицина — особая отрасль, которая имеет дело с человеком, причем в основном в те моменты его жизни, когда ему плохо, когда ему нужна помощь. Причем нужна немедленно, здесь и сейчас. И от этого никуда не уйти. Но в последнее время многие претензии к тому, что врачи перестали разговаривать с пациентами. Увлечение современными технологиями, электронными записями, Интернетом порой перекрывает все. Врач с человеком не разговаривает. Не буду ссылаться на клятву Гиппократа, может, она действительно устарела? Но я знала Юлию Фоминичну Домбровскую, великого российского педиатра, которая когда-то сказала, что у врача, прикасающегося к телу ребенка, должны быть теплые руки. А если после визита врача пациенту не стало легче, значит, его посетил плохой врач. Как, по-вашему, Алексей Иванович, все это устарело?

Алексей Хрипун: Конечно, нет! Клятва Гиппократа не устареет никогда. Во всяком случае, для тех, кто дает ее осознанно и таким образом присягает служению человеку, пациенту, больному. Ничто не заменит врачебного интеллекта, доброго слова, внимательного отношения, улыбки, души человеческой в каждом враче. В этом, кстати, заложено понятие медицины, ориентированной на пациента. Все это не отменяет ни новых, в том числе информационных технологий, ни Интернета и так далее.

Московская служба здоровья в приоритете городской политики?

Алексей Хрипун: Да! Столичное здравоохранение — один из главных приоритетов правительства Москвы.

Алексей Иванович! Вам нравится ваша работа? Когда, с чего начинается ваш рабочий день? Когда он заканчивается?

Алексей Хрипун: Если считать обучение во 2-м Московском мединституте, работу хирургом на кафедре, в московских больницах, а сейчас руководителем департамента здравоохранения, то в своей профессии я уже почти 40 лет. Моя работа приносит мне огромное удовлетворение. Она очень сложная и ответственная, но я абсолютно счастлив. Мой рабочий день начинается ранним утром и заканчивается обычно за полночь.

Как к этому относится ваша семья?

Алексей Хрипун: Моя семья давно поняла и привыкла к тому, что врач, тем более руководитель, это не профессия, а образ жизни.